Юмореска «Рубль»



Сижу, обновляю дизайн сайта и добавляю свои юмористические рассказы, которые писал в студенческие годы, чтобы заработать немного карманных денег :)

Рубль

Пришёл однажды Оглоедов домой богатый — зарплату на работе вовремя получил. А дома его вся семья встречает: жена, тёща с улыбкой на тридцать три зуба, сестра жены, да ещё бабка в инвалидном кресле в углу припарковалась.

Сели они на радостях чай пить.

— Сколь получил-то? — как-бы невзначай спросила жена.

— Не знаю — не считал, — буркнул Оглоедов и с особой жестокостью утопил в чашке дольку лимона.

— Как же так? — поперхнулась конфетой жена. — Деньги они ведь счёт любят. А ежели тебя обманули?

Оглоедов нахмурился, окинул тяжелым взглядом всех собравшихся и полез в карман за деньгами. Минута прошла в напряженном ожидании.

— Рубля не хватает, — пересчитав наличность, подвёл итог Оглоедов.

— Вот-вот, — вскочила жена, — я же говорила! Никому доверять нельзя. Никому! Дай-ка я сама пересчитаю, может больше рубля не хватает — у тебя всю жизнь по арифметике двойка стояла.

Она выхватила у мужа деньги и стала считать.

— Это ж надо! — жена Оглоедова всплеснула руками и кинулась на мужа. — Девятисот рублей не хватает. Ты как считал, дурень?

Оглоедов промолчал. Девятьсот рублей… Итальянские полусапожки, о которых ему жена все уши прожужжала, стоили примерно столько же. Он посмотрел на нее. Жена отошла в сторонку, что-то усердно запихивая в бюстгальтер. Глазки ее предательски бегали. Встретившись взглядом с мужем, она невинно улыбнулась и вернулась к столу. Правая грудь увеличилась в размерах.

— Не может быть, чтобы девятисот рублей не хватало, — вступила тёща. — Дай-ка, доченька, я пересчитаю… Как-никак двадцать пять лет бухгалтером проработала.

Купюры запорхали у нее в руках словно бабочки.

— Ну? — спросил Оглоедов.

— Оба ошиблись, — сказала тёща, пряча что-то в складках халата. — Двух тысяч не хватает.

Оглоедов в очередной раз утопил лимон в чашке чая.

— Ну-ка, ну-ка, — жена потянулась к деньгам, метнув хищный взгляд на мать.

— Ты уже считала, — возразила сестра жены, — дай теперь другим посчитать.

На этот раз не хватало уже двух тысяч восьмисот рублей.

— Можно я посчитаю? — раздался тихий голосок из угла. — Мине почему-то кажется, что там еще пятисот рублей не хватает.

Бабка взяла изрядно похудевшую пачку денег и считала минут десять. Возвращая Оглоедову горстку медных монеток, она на всякий случай не стала убирать ногу со сцепления инвалидного кресла, готовая при первых признаках опасности включить первую передачу.

Из рукава её кофточки неожиданно выпала сторублёвка.

Собравшиеся за столом застыли.

«Дилетантка!» — прошипела тёща, сверля сторублёвку глазами.

Бабка костлявой рукой поймала купюру на лету.

— Енто пенсия! Пенсия енто!.. — завизжала она, давя на газ. Кресло скрылось в зале.

Оглоедов пересчитал мелочь. Рубль.

— Вот видишь, — обрадовалась жена, — а ты говорил, что рубля не хватает. Вот он, твой рубль!!! Доверять надо людям.

Оглоедов кивнул и улыбнулся. Вроде всё сошлось. Правду, значит, говорят, что деньги счёт любят.

Роман Занзибаров, 2 мая, 2000 год


Предыдущая история |

Похожие новости на «Дуралеях»